Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Как я пытался помещиком стать



...Ничего себе! - не мог оторвать я глаз от объявления. Сенсация! Стань помещиком! - голосил рекламный слоган. Почувствовать себя новым хозяином крестьянской жизни было достаточно просто: ты продавцам - денежку, они в ответ - целую деревню В СОБСТВЕННОСТЬ в красивейшем, живописном месте.... Леса, поля, озеро, душ пятьдесят в нагрузку - что еще нужно, чтобы спокойно встретить старость. И, оседлав ближайшую электричку, я отправился в Тверь на разведку.

У толстосумов новая забава - им предлагают купить целые деревни.


- Барин, - пожаловалась Марфа. - С Парфеном чавой-то делать надобно. От рук отбился окаянный, пьянством одержим. Давеча вон нажрался и вперемешку с поросями дрых.


Скоро все рабами станем!
- ...Марфа! Пошли за грибочками, что ли, кого. Только Парашку отправь, а то Манька совсем грибного дела не разумеет, окромя сыроег ничего не видит, - полулежал я на мягком диванчике в длинном махровом халате а-ля Обломов и, покуривая кальяны, распоряжался имением.

- ...Вот ведь додумались, барыги, деревни продавать! Скоро все рабами станем! - прервала мой мелкобуржуазный сон какая-то бабушка, сидевшая напротив. Я и не заметил, как в приятных мечтах уснул тут же, на жесткой лавке электрички. Скоро к беседе присоединились пассажиры с соседних лавок. Умереть в крепостничестве бабушкам ну никак не желалось.

- Вели высечь его на заднем дворе, чтобы наука впредь была... - зевнул я. - Да, и ключнице прикажи водочку остудить. Чтобы было чем грибочек жареный закушать!..

Продал землю - джип купил
Но так обычно рассуждают те, кому не повезло. То есть те, у которых нет родовых гнездышек в инвестиционно привлекательных деревнях. А потому и слово инвестор в их устах звучит совершенно с другим оттенком.


Тверичане опасаются пришлых москвичей. Все же понимают, что купить здесь землю по карману только обеспеченному россиянину: сотка земли в иных местах доходит до 20 тысяч долларов. А про поведение богатеев целые легенды ходят: в этом районе лебедей перестреляли, просто так, для забавы, там день рождения такой забабахали, что у местных уши от взрывов фейерверков болят. Тут охоту устроили посреди села...

- Наворовали, суки, в Москве, теперь думают, куда денежки пристроить, - тут же перевел речь политика нетрезвый пролетарий. Нашему человеку проще понять, против кого он борется, чем понять, за что он борется.


- В область приходят инвесторы с колоссальным опытом управления! - бубнил в телевизоре, подвешенном в закусочной, местный чиновник.

- Люди как люди, - оправдывает москвичей один из таких везунчиков, Леонид. После продажи дома в деревне у него осталось еще два - наследство. - Ну почудачат немного, зато мне деньга перепадает и граммулька, - щелкает он себя по горлу.


Однако есть и другая часть тверичан. Для них москвичи - средство обогащения. Двадцать соток где-нибудь в районе озера Селигер легко меняются на сотню тысяч долларов.

.
Продавцы мечты
- Да не продаем мы крестьян, у нас исключительно законный бизнес! - доказывал мне Антон Рябинин, директор по развитию той самой компании, разместившей объявление. На предложение встретиться и поговорить тот отреагировал настороженно...


Эдак и никаких крепостных не нужно - местные и без того грибочки с водочкой доставят. Только плати... А как же тогда быть со слухами о продаже деревень вместе с людьми?

По словам Антона, продажей деревень они занимаются исключительно для души.


- Приезжала тут девушка с телевидения, прикинулась покупателем, мы привезли ее в деревню, в которой осталась только одна семья в полуразваленном доме, люди были согласны в обмен на землю переехать в другое село. А когда репортаж смотрели, ахнули - там была показана соседняя деревня. Людям журналистка рассказывала о том, что их скоро продадут. Крестьяне взвыли и написали возмущенное письмо властям...

Но одного товара для бизнеса сегодня мало. Чтобы понравиться покупателю, продукт нужно еще и завернуть в красивый фантик. А потому клиенту недвижимость предлагается вместе с историей деревни.


- При виде брошенных домов сердце кровью обливается, - с патриотическими нотками в голосе продолжал он. - Мы скупаем деревни, в которых живут по 2 - 3 жителя, и они рады бы перебраться оттуда, но у них нет денег на переселение. А у нас есть.

- Девять миллионов рублей за почти два гектара. Это на самом деле недорого, - заметив мою ошалелость, поспешил уточнить Антон.


- И сколько за деревеньку просите? Ту, что с озером и живописными местами... - вспомнил я о рекламе.


- Есть люди, - не стал раскрывать коммерческих тайн Антон. - И они видят свое присутствие в деревне как раз в качестве управляющих своими поместьями, в которых не будет пьяниц, поднимется сельское хозяйство, возродятся ремесла - кузнечное дело, резьба по дереву, пасека опять же... То есть мы продаем новым собственникам мечту.

- И много ли таких богатеев, что стать помещиками хотят?


- Извини, не получится, - отказал Антон. - Деньги, они, знаешь ли, тишину любят... Бери любую деревню в области, в которой несколько жителей осталось. Никакой разницы.


- Так, может быть, посмотрим такую деревеньку? - предложил я.


Осташково повторило судьбу тысяч таких же умирающих деревень. Колхоз Маяк, разорившая его перестройка... Фермеры, которые не добились внятных подвигов и в конце концов побросали технику... Молодежь, спасавшаяся от тоски и алкоголизма в городах... И старики со старухами...


Богатый и бедный: по разные стороны забора
Найти село с описанными характеристиками в Тверской области проще простого. Их сотни. Село Осташково - одно из таких, что идеальны для инвесторов. А что, до Твери всего 100 кэмэ, кругом грибные леса, воздух...

- Приедут, и начнется: у нас деньги, а вы все - шваль! Не хотим мы никого! - тут же выдала журналисту свое мнение какая-то ловкая бабушка с поленьями в руках и скрылась в избе.


О проекте Стань помещиком немногочисленные жители Осташкова не слышали - инвесторы, подобные Антону, сюда пока не добрались.

Та цыкает на чадо и уводит в дом. Еще один потенциальный интервьюер отмахнулся от вопросов и на подгибающихся ногах скрылся в избе-развалюхе. Этому, похоже, все равно, что будет, лишь бы налили вовремя.


- Мам, а ведь если и вправду приедут, денег предложат, давай уедем, а? - просит родительницу ее дочь лет семнадцати. - Что мне тут делать-то, да и у тебя наконец работа будет...

- Да был уже. Даже двое! - рассказал Анатолий Иванович, оказавшийся бывшим директором местной школы. Той, от которой давно остались одни воспоминания. - В кожаных куртках, на большой черной машине приехали. И скупили наши паи. По 16 тысяч, семь с половиной гектаров...


- Вдруг у вас новый барин появится, что делать-то будете? - подошел я к старику, который, сидя на своем крылечке, наблюдал за тем, как я пытаюсь разговорить местных обитателей.

- Жалко, конечно, оставить хотел, но для этого межевание делать нужно было, документы оформлять все... В общем, 70 тысяч попросили за межевание, - вздохнул дед. - Ну и откуда столько рублей взять?


- Что же вы так продешевили-то?


- ...Вот так и живем, - продолжил Анатолий Иванович. - Купили они, значит, землю и всем пообещали: Мы будем вами руководить, а вы будете работать. Но больше их тут никто и не видел. А поля вон зарасти успели...


Мне оставалось только вместе с ним покачать головой.


- Может быть, мы других-то и не видели, - ответствовал осташковец. - Пусть приезжают, может, и на самом деле жизнь наладят. Хотя... - затянулся сигаркой учитель, - не нужны мы никому. Если и приедут, в свое удовольствие жить будут - обнесут забором, да и все. Так и будем жить по разные стороны ограды - мы и они...

- Ну не все ж такие, как эти, в черных куртках, - предположил я.


Мнения


И что-то нерадостное было в словах бывшего учителя. Ведь создать деревеньку, в которой благодаря новому хозяину вдруг закипит новая жизнь, вряд ли получится. Да и с кем ее создавать? Старики только сказками помочь могут, а других давно нет. Да и много ли богатых людей, которые готовы вкладываться в то, что постоянно будет требовать расходов? Возьмите, к примеру, ту же Рублевку. Что-то не слышно оттуда новостей на тему, как нефтяной барон или звезда эстрады сельское хозяйство подняли. А вот то, что всем наших толстосумам места там уже не хватает, - это факт. И потихоньку с клочков Рублевки они будут перемещаться дальше. А потому все чаще и чаще в средней полосе России мы будем натыкаться на высоченные заборы, украшенные грозными табличками: Частная собственность! Вход воспрещен!

Сергей Семушкин


Богатые сохранят людей на земле
Трудовые ресурсы, как привыкли называть экономисты рабочие руки, всегда тянутся к тем местам, где водятся деньги. А деньги у толстосумов, основывающих свою деревенскую империю, есть. И ни один богач не сможет обойтись без обслуживающего персонала. Пусть даже новый собственник на этой земле отстроит базу отдыха или пансионат какой - все равно он будет нуждаться в горничных, слесарях, сантехниках, водителях. Так и сохраним народ на селе. Ведь многие из тех крестьян, что уехали в большие города, отправились туда за деньгами. И большинство из них никуда не поедет, будь эта работа на его родине. Вдруг получится, а?

Да и уклад жизни на селе совсем иной. Не каждый механизатор или доярка готовы стать нянями, домработницами и мастеровыми по обслуживанию элитных построек. А потому село должно оставаться селом. Так и крестьянам привычнее, и стране нужнее. Особенно наглядно это стало теперь, когда цены на продукты растут, а правительство не знает, что с этим делать. А что тут поделаешь, когда свое хозяйство мы благополучно развалили и попали в зависимость от мировой конъюнктуры?! Так что селу сейчас нужны совсем другие хозяева, которые вложат деньги в аграрное производство и новые технологии, а не дворцы на пашне станут строить.

На пашне нужно пахать, а не дворцы строить
Элитный поселок или база отдыха умирающее село не спасут и людей не прокормят. VIP-зон вокруг мегаполисов за последнюю пятилетку выросло не меньше, чем грибов после хорошего летнего дождика. А примеров, когда новые хозяева позаботились об оставшихся не у дел крестьянах, раз-два и обчелся. Им проще разделить жизнь забором: по одну сторону - новая элита, по другую - спивающиеся и вымирающие аборигены.

Комментарий эксперта
Евгений ГОНТМАХЕР, руководитель Центра соцполитики Института экономики РАН: Это обычное вложение капиталов


Максим Бруснев


Мне кажется, сейчас не так много людей, которые могли бы пойти по следам Энгельгардта. Люди, которые готовы сегодня покупать деревни, в первую очередь рассматривают земельные участки в качестве инструмента инвестирования. Обычная капитализация средств. Если это хорошая земля, то она рано или поздно будет в цене. И тогда ее можно будет выгодно продать. Или просто новые помещики поставят дома и будут отдыхать там. Не будут заниматься они землей еще и потому, что они не умеют этого делать. Крестьянином надо родиться, чтобы чувствовать землю.

- Помещики всегда были двух типов. Первые - наподобие Энгельгардта, которые применяли передовые технологии. Были и другие помещики, те просто сдавали крестьянам землю в аренду и вели расслабляющий образ жизни.

Тем временем
Прокуратура Тверской области только в этом году выявила 463 нарушения земельного законодательства. Под государево око попали сразу несколько районов области. Пользуясь своим положением, ряд глав районов передавали земли понравившимся им инвесторам и незаконно расторгали договоры аренды. Губернатору области внесено представление об устранении земельных безобразий. Возбуждено 31 дело об административных правонарушениях...

Алексей ОВЧИННИКОВ




Очень похожие публикации:
Выбери меня...
Все в центр!
Москва и область: где закапать «топор войны»?
Вдоль по Питерской
Бесконечный рост
Как я пытался помещиком стать
Мальта: средневековый дух в современном исполнении


[t0.0123]