Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Строят не на века



Поэтому когда читаешь в прессе о том, как тяжело продвигается реконструкция национальных святынь Мариинского или Большого театров, не стоит злорадствовать. Речь идет о космически сложных контрактных технологиях. Архитектура с мириадами знаков и значений, которые она транслирует в общество, с неизгладимыми следами, которые она оставляет в человеческой (и национальной!) душе, это едва ли не более сложный и ответственный комплекс, чем аэрокосмический.

Контракты с архитекторами относятся к разряду отношенческих таких, где не все существенные обстоятельства можно оговорить на берегу. Неучтенная геология или отсутствие материалов и комплектующих, которые с начала проекта успели снять с производства, всего предвидеть невозможно. Отношенческий контракт описывает то, как в принципе будет приниматься решение по той или иной ситуации. Конечно, остается простор для недоговоренности, или, как говорят экономисты, оппортунизма, когда можно исказить дух соглашения, учитывая, что и буква не особенно четко прописана.

Третья грань профессии социальная компетентность: нужно находить общий язык с клиентом и одновременно отстаивать свою профессиональную позицию. Важен для архитектора и административный ресурс так называемое умение решать вопросы с чиновничеством. Заполучить столь разные компетенции в одном лице вырисовывается фигура микеланджеловского масштаба. Подобных человечищ, по определению, очень и очень мало, да к тому же общество не нацелено на их пестование.

Профессия архитектора полна объективных противоречий. Архитектор должен обладать кучей едва ли не взаимоисключающих компетенций. Тут и творческая одаренность, и широкое образование, и чувство художественной ткани современности и прошлого В то же время необходимо быть инженером, строителем и практиком в одном лице: знать сопромат, помнить, сколько примерно стоят материалы, представлять, во что обойдутся архитектурные решения.

Скучная альтернатива
Пока приходится выбирать между двумя вариантами. Либо приглашать творца, способного создать нечто одухотворенное. Правда, лучше всего ему это удается на уровне эскиза; как доходит до инженерного проектирования, до стройки, все ползет, как лысая подошва на мокрой глине: бюджеты, сроки, комплектации. Замысел упрощается, выхолащивается, параллельно кратно возрастают затраты времени и средств. Если заказчик терпелив, как сфинкс, если готов вдвое больше платить и вдвое дольше ждать, у него есть шанс в конце концов получить интересный объект предмет гордости. Но в бизнес-план с таким подходом не впишешься.

Приходится расщеплять пучок компетенций на составляющие и затем собирать. Требуется жесткая, десятилетиями обкатанная контрактная рамка, чтобы избежать взаимного перекладывания ответственности между архитектором, проектировщиком, строительным подрядчиком, сметчиком и прочими участниками процесса.

Грани ответственности
А как же личная ответственность архитектора? Если оставить за скобками взаимоотношения маэстро с самим собой, то ответственность трехсторонняя: 1) перед конкретным частным заказчиком; 2) перед государством в лице его административно-разрешительных органов; 3) перед современниками и потомками, или, по-другому, перед временем.

Другой путь обратиться к заведующему крепкой архитектурной мастерской. Тут более-менее грамотно спроектируют, осметят, но, увы, результат на выходе будет среднего качества. Неуд за эстетику, в лучшем случае уд. Таким образом, перед заказчиком скучная альтернатива: эстетика или рентабельность художественно значимые нереализуемые картинки или реализуемые внеэстетичные строения.

Архитекторы тоже не пай-мальчики: все-то их недооценивают, все-то недоплачивают Заказчик, если это частное лицо, обыкновенное дело, митрофанушка, которому почему-то сыплется манна небесная. Чувство недооцененности толкает благородную натуру добрать свое на агентских отчислениях, закладывая в проект решения, материалы, мебель не под проект, а под откат. (Это не распространяется на работу с девелоперами у них есть службы, способные оптимизировать бюджет.) Эта часть заработка может превышать то, что архитектору положено по контракту. Что ему тогда писаные санкции?!

Ответственность перед клиентом прописана в контракте но это теоретически: фактически клиент не может всерьез наказать нерадивого архитектора даже в случае критичных отклонений. Сколь бы жестко ни были прописаны санкции, применять их к тонкокожему творцу, тем более менять его себе дороже. Поди найди замену, дай время на раскачку, да и новый, может оказаться не лучше прежнего. Благоразумнее ладить с тем, кто есть.

Наиболее интересный вопрос отношения архитектора с обществом, как современным, так и грядущим. Так и хочется назвать это ответственностью перед вечностью, сдерживает лишь то, что временной горизонт архитектуры съежился нынче строят не на века. Архитектуру закрутила карусель моды. Так же, как в одежде и аксессуарах, срок жизни архитектурных изделий сократился, моральная амортизация убыстрилась. Одежда рассчитана на полсезона, а возводимые постройки на полпоколения. И теория под это уже подведена: негоже, мол, лишать потомков свободы эстетического самовыражения. Такая вот забота о наследниках по отношению к ним плохая, никчемная архитектура парадоксальным образом начинает казаться гуманной. Ее, как пятиэтажку, легко приговорить к сносу, высвобождая пространство для последующих девелоперских экзерсисов. Поиграл в песочнице убери за собой. Дай другим поиграть.

Единственное, что сейчас не позволяет творцам преступать черту, это забота о добром имени. Пусть со скрипом, но репутационные механизмы работают. Маститые архитектурные тузы краснеют и бледнеют, как первоклассники у доски, когда профессиональная общественность смотрит их проекты. К тому же сарафанное радио разносит информацию о проштрафившихся архитекторах среди девелоперов, и круг заказчиков сужается (вернее, расширяется в географическом плане за счет хуже информированных предпринимателей из провинции).

На государство уповать бессмысленно у него нет компетенций в области вкуса. Экономисты анализировали, что происходит, когда власть активно рулит искусством. Вопрос ставился следующим образом: где искусство и архитектура качественнее, лучше при тоталитаризме или при демократии? Выяснилось, что тоталитарное устройство приводит как к провалам, так и к взлетам (последнее если повезло на диктатора со вкусом). Демократии же тяготеют к однородности, компромиссу и соглашательству: ориентация на вкус большинства означает усреднение архитектура получается под стать блокбастерной макдоналдсовской культуре. Государству вообще не следовало бы соваться в творческие вопросы таков вердикт экономистов. Его задача стимулировать создание правил и общественных институтов, которые сделают это лучше и тоньше него.

И ведь в какой-то момент действительно начинаешь утешать себя мыслью, что пройдет десяток-другой лет и начнется работа над ошибками. Но нет! За время существования наглядных пособий по тому, как не нужно строить, их эстетика осядет в головах. Произойдет архитектурное заражение не только местности, но и менталитета. В эволюционном процессе последующая ступень не может зачеркнуть предыдущую, она ей генетически наследует. Люди впитывают, запечатлевают окружающее, прикипают к нему душой. Они становятся эстетическими мутантами. А экономика знай диктует: быстрее, плотнее, выше, дальше

Имеем что заслуживаем
По гамбургскому счету общество имеет такие дома, какие заслуживает. Взять хотя бы окраинные новостройки. Их назначение обеспечить людей жильем, но ведь эти кварталы могли бы быть более интересными при не бог весть каком увеличении себестоимости. По расчетам, существенное приращение эстетики обходится в 3-4% прироста затрат. Не так много, чтобы из экономических резонов жертвовать красотой!

Пока же правила игры не продуманы, институты, которые отслеживали бы их соблюдение, не созданы или слабы. Подобные вещи как английский газон: требуются усилия не одного поколения, чтобы довести его до кондиции.

Но нет, чужой опыт не анализируется скорее он копируется, как модный тренд. Архитектура подобно многим другим отраслям довольствуется инструментарием донельзя коммерциализированной культуры: она взяла на вооружение систему звездных исполнителей, при которой несколько карьерных иерархов задают тон и собирают сливки заказов. И мир смотрит им в рот, принимая на веру малоубедительные политизированные концепции.

Можно, конечно, утешать себя мыслью, что эстетическая убогость кварталов-новостроек не только российская проблема. 30-40 годами ранее Европа решала ту же проблему форсированного возведения доступного жилья и действовала столь же решительно и необдуманно. Но постсоветская Россия могла ведь воспользоваться преимуществом догоняющего учесть ошибки предшественников и избирательно перенять опыт. Не помешало бы сделать и поправку на то, сколь быстро и некрасиво старятся современные здания (это отмечает архитектуровед Григорий Ревзин).

Однако не стоит упускать из виду, что девелопер тоже играет по правилам рыночным и административным. Можно выдвигать к нему претензии в категориях вкуса, но, чтобы требовать профессиональной ответственности, сначала необходимо установить правила. Если те не додуманы, не простроены, изобилуют лазейками, то с кого спрос?

Нередко ответственным за все архитектурные безобразия пытаются сделать бизнес-структуры ведь это они реализуют проект по своему усмотрению и стремятся заработать на нем по максимуму. А архитектор, как тапер, играет, как умеет

Девелопер кровно заинтересован в том, чтобы создаваемые ценности были ликвидны. Он изучает спрос, знает, какого типа планировки и метражи востребованы. Архитекторы не имеют сопоставимых маркетингово-аналитических ресурсов. К тому же они могут находиться в плену собственных эстетических пристрастий. Например, навязывать представления о комфорте, почерпнутые у Корбюзье с его жильем-машиной.

Конфликт интересов
У бизнес-агента больше прав, чем у архитектора, как у стороны рискующей и своим именем, и своими деньгами. Девелопер тот же продюсер. В архитектуре действует такая же логика, как, например, в звукозаписи. Певец спел, но другим предстоит еще много чего сделать, чтобы превратить запись в продукт. И либо певец делегирует права звукозаписывающей студии, получая взамен некую сумму денег, либо он жертвует гарантированным заработком, зато оставляет за собой право вето и свободу давать или не давать сооружению свое имя. Так же и в архитектуре.

Роль последнего регламентировать законодательным путем право на эфир. Необходим своего рода Киотский протокол, вводящий рыночную квоту на выбросы в эстетическую атмосферу. Мы вплотную приблизились к максимально допустимому уровню нагрузки: уши, носы, глаза, все входные отверстия работают на пределе пропускной способности. Мы на пороге осознания ценности права выбора: что слушать, что нюхать, на что смотреть. В полной мере это относится и к архитектуре.

Вообще, я не склонен взваливать ответственность ни на одну из сторон. Бремя должны делить и архитектор, и девелопер, и гражданское общество.

Ныне доминирует финансовая логика. Это запускает в культуре ухудшающий отбор когда коммерческие масс-продукты вытесняют творческие, потому что те неконкурентоспособны в производстве и сбыте. Противоядие одно отстроить адекватное рыночное взвешивание красоты, эстетики, человекосоразмерности среды обитания. Только так можно вернуть голую арифметику квадратных метров в человеческое русло.

Готово ли общество к экологической программе незагрязнения эстетической среды? Многое зависит от договороспособности людей. Один человек родился и вырос в московском дворике 40-50-х гг. прошлого века, прикипел к нему душой. Любые претензии застройщиков на эту территорию равнозначны для него преступлению против человечества и детства. Но у нового поколения иные визуальные ценности его не вдохновляют подворотни Окуджавы с их мусорками и закоулками. Это серьезный, честный конфликт интересов. Общество хотело бы, но не умеет его решать иначе чем рыночным способом. А рынок действует денежным голосованием. Ты за дворики изволь оплатить милое твоему сердцу жилье по такому тарифу, чтобы реставрировать и содержать его было столь же выгодно, что и возвести новостройку. У тебя нет возможности подкрепить свой выбор деньгами? Будь готов к тому, что инакомыслящим плевать на сантименты.



Очень похожие публикации:
Земля на перекрестке мнений
По Ленинградке - без светофоров
Годы наивысших достижений
Доходные метры столицы
Коттеджи дорожают авансом
ЦБ позаботится о мелких банках: им станет проще привлекать средства под ипотеку
Молодым бюджетникам помогут приобрести квартиру


[t0.2501]