Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Что мешает дачной амнистии



Российская газета: Сергей Николаевич, после того как Росрегистрацию проверила прокуратура, были обнародованы интересные цифры. В стране более 34 миллионов собственников земельных участков. Но официально зарегистрировали на них свои права менее 100 тысяч. Дачная амнистия буксует или вообще провалилась?

Почему люди не торопятся регистрировать право собственности на дачные участки? Что ожидает тех, кто к 2010 году так и не воспользуется дачной амнистией? На эти и другие вопросы Российской газете ответил первый заместитель директора Федеральной регистрационной службы Сергей Еремин.

РГ: Согласитесь, при нынешних темпах 30 миллионов далеко не скоро успеют зарегистрировать свои права на землю.


Сергей Еремин: С момента вступления в силу закона о так называемой дачной амнистии Росрегистрацией было рассмотрено 1 миллион 153 тысячи заявлений граждан о регистрации их прав в упрощенном порядке. И лишь полпроцента из них получили отказ. Как видите, речь идет не о ста тысячах, а в десятки раз большем количестве наших граждан.

РГ: На ваш взгляд, почему граждане не спешат стать полноправными собственниками своих соток?


Еремин: По сравнению с 2006 годом количество обращений выросло в три раза, и сейчас это примерно 90 тысяч в месяц. Конечно, и такой темп недостаточен. Вина ли это Росрегистрации? Отнюдь. Не будем забывать, что процесс оформления прав собственности носит добровольный характер. То есть граждане как минимум должны изъявить желание, а затем собрать необходимые документы. Наше ведомство находится в самом конце этой цепочки и выполняет, если так можно выразиться, чисто технические функции.

РГ: И какова цена вопроса сегодня?


Еремин: Одна из причин - неоправданно высокая стоимость и длительные сроки проведения работ по межеванию земельных участков. В некоторых регионах людям приходилось ждать по полгода. Причем оба эти вопроса входят в компетенцию субъектов Федерации. Мы серьезно поработали в этом направлении. В результате в более чем 60 регионах установлены так называемые предельные максимальные ставки на проведение землеустроительных работ.

РГ: Это тоже немало. Не каждый пенсионер способен безболезненно выделить из своей скромной пенсии такую сумму.


Еремин: Примерно 7 тысяч рублей.


РГ: Что еще тормозит дачную амнистию?


Еремин: Согласен. Но это, если так можно выразиться, средняя температура по больнице. В регионах, где введены ограничения, ставки за межевание составляют 2-3 тысячи рублей. А там, где у властей не дошли руки, 30 тысяч.

РГ: Но налоги владельцам соток платить действительно придется?


Еремин: Например, административные рогатки, с которыми приходится сталкиваться и нашему ведомству. За один лишь последний год Росрегистрация пережила как плановые проверки Счетной палаты, фининспекций, так и две тотальные проверки прокуратуры. Криминала не нашли, зато людям, в том числе тем, кто приходит к нам зарегистрировать права собственности, нервы попортили. Кроме того, некоторые граждане боятся, что государство обложит собственников непомерными налогами, боятся, что данные об их имуществе будут использованы в неправомерных целях.

РГ: Какие еще неприятности могут ожидать тех, кто не хочет регистрировать свои дачные сотки?


Еремин: Придется, только необременительные даже для граждан с невысоким уровнем достатка. Никто не собирается пускать их по миру. При этом я разочарую тех, кто надеется, что, уклонившись от регистрации прав собственности на дачный участок, они останутся вне поля зрения налоговой инспекции. Платить придется всем, а некоторым еще и пени за пропущенные годы.

РГ: Как определить, какой дачный дом нужно регистрировать, а какой нет?


Еремин: Прежде всего люди ограничивают себя в правах. Они не смогут продать участок, использовать его в качестве залога при получении кредита или подарить детям, другим родственникам. Более того, участка можно просто лишиться. Например, если через него вдруг решат построить федеральную трассу или использовать для каких-то иных целей в интересах государства. Одно дело, когда речь идет о частной собственности, и совсем другое, когда земля, если так можно выразиться, ничья.

РГ: Если люди вдруг отзовутся на ваш призыв и все разом ринутся в подразделения Росрегистрации оформлять права на сотки, сможете вы переварить такое количество народа?


Еремин: Для этого необходимо обратиться в БТИ. Там все разъяснят. Есть специально установленные законом нормы, которые определяют, какое строение считается жилым, а какое нет.

В последнее время мы, кстати, немало делаем, чтобы еще упростить процедуру регистрации прав собственности. Возможно, кто-то уже слышал о том, что Росрегистрация совместно с другими заинтересованными ведомствами внедряет в регионах систему так называемого одного окна. Это когда под одной крышей собираются все службы, которые задействованы в оформлении прав собственности на недвижимость.

Еремин: Конечно, нет. Любое ведомство утонет в массовом потоке людей. Для дачной амнистии специально не определен конечный срок, чтобы не создавать нездоровый ажиотаж и не плодить очереди.

РГ: Что мешает распространить такой опыт на всю Россию?


В качестве положительного примера можно привести Самарскую и Томскую области. Там в одном из районов, где сосредоточено около 500 тысяч дач, выделили здание, где находятся представители Росрегистрации, Роснедвижимости и БТИ. Людям не нужно бегать не только по разным адресам, но даже по разным кабинетам. Они идут в единую приемную. Причем для приема документов у гражданина требуется 31 секунда, а для выдачи - 27 секунд. Естественно, что там нет никаких очередей.



Очень похожие публикации:
"Солнечная долина": город-спутник
Остановиться в Подмосковье
Оттолкнуться от бюджета
Фонды в третьей фазе
Квартально-гнездовая глобализация
Переговорщик со стажем
Покупка по иронии судьбы


[t0.013]