Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

«Невидимая область» архитектуры



Куратор выставки, голландский архитектор Барт Голдхоорн, отметил: Жилищный вопрос по-прежнему остается одним из самых острых для современной России. Конечно, небольшая часть населения может его решить в частном порядке, но проблема массового жилья все еще не решена. Даже при сегодняшнем росте цен ситуация не улучшается ни по количеству, ни по качеству построенного жилья. Россия давно нуждается в принципиально новом подходе к решению этой проблемы. По его мнению, массовое доступное жилье может строиться по индивидуальным проектам из типовых деталей. Но для этого и архитекторы, и обыватели должны осознать, что альтернатива панельному жилью есть. Максим привезенцев, председатель правления корпорации MIRAX GROUP, генерального спонсора биеннале, подчеркнул: Сегодня потребительские ожидания меняются. Люди начинают понимать разницу между панельным и монолитным домостроением. К сожалению, массовое строительство замерло, а инструмент, позволяющий строить качественное доступное жилье, пока не выработан.

Почти месяц в Москве проходила I Московская биеннале архитектуры. Темой выставки был заявлен тезис как жить. Многими он был воспринят как вопрос, на который выставка должна была дать емкий однозначный ответ. Однако перед биеннале стояла несколько иная задача показать возможные варианты решения квартирного вопроса, повышения качества жизни, формирования городской среды...

Одна из задач биеннале заключалась в том, чтобы познакомить российскую публику с достижениями западных архитекторов в области проектирования массового жилья и городской среды. Их наработки были выставлены в Международном павильоне выставки.


Барт Голдхоорн полагает, что ключевую роль в изменении этой ситуации могут сыграть архитекторы: Талантливые зодчие должны не только выполнять заказы богатых частных клиентов, но и повернуться в сторону масс. Необходимо установить новую традицию в сфере доступного жилья в России, показать, как может жить среднестатистический россиянин.

Во второй экспозиции были представлены шесть европейских городов с различными моделями развития инфраструктуры. Один из них новый город Брандевоорт с населением 20 тыс. человек, который строится на территории 365 га между Эйндховеном и Хельмондом (Нидерланды). Согласно проектному заданию этот населенный пункт должен был целиком и полностью походить на традиционный североевропейский город. Проекты были поручены нескольким архитекторам. Это не только позволило отойти от однообразного жилищного строительства, но и продемонстрировало уважение к жителям города.

Здесь разместились три части экспозиции: Проекты, Города и Архитекторы. Стенды с фотографиями социальных домов в Мадриде, представленные в разделе Проекты, наглядно иллюстрировали мысль, что цена квартиры определяется в первую очередь ее размером и местоположением, а не архитектурным проектом. Местная организация, ответственная за строительство социального жилья, взяла за правило приглашать к проектированию известных испанских и зарубежных архитекторов. Оказалось, что социальные дома могут быть вполне привлекательными в архитектурном отношении, как доказал то пример жилого комплекса Мирадор. Этот и подобные ему объекты, построенные в Мадриде, стали архитектурными доминантами новых жилых районов, состоящих из однообразной коммерческой застройки.

Еще один градостроительный вопрос был затронут в рамках архитектурного форума одной из наиболее познавательных составляющих биеннале. В своей лекции нидерландский архитектор Барт Ройзер рассказал о рациональном решении проблемы плотности застройки. Ройзер привел такую статистику: в его стране в 1900 году дома в среднем были четырехэтажными, в каждой квартире площадью около 40 кв. м проживали пять человек. Сейчас же здания стали преимущественно трехэтажными, и на квартиру в 90 кв. м приходится по два с половиной человека. Кроме того, современным жителям требуются дополнительные площади для автомобилей. Получается, что за 100 лет населению той же численности понадобилось в восемь раз больше пространства!

В результате появилось поселение, в центре которого расположилось ядро с жилыми домами, школами, магазинами, ресторанами и другими публичными заведениями. Вокруг обосновалось несколько городков, у каждого из которых имеются свои узнаваемые градостроительные особенности. Центр Брандевоорта состоит из полутора тысячи объектов так называемой строчечной застройки. А для трех соседних городков характерны индивидуальные одно- и двухквартирные дома.

Наконец, третья экспозиция продемонстрировала разработки в сфере жилищного строительства 15 архитекторов из 12 стран мира. Здесь отразился не только индивидуальный почерк каждого архитектора, но и различия в традициях отдельных стран: от деревянных поселков Финляндии до высоток Японии, от голландских таунхаусов до швейцарских многоквартирных домов. Таким образом, организаторы выставки постарались показать все многообразие вариантов решения проблемы массового жилья, развенчать миф о том, что оно примитивно и некрасиво. И действительно, не зная, что экспозиция Международного павильона посвящена доступному жилью, дом на побережье Изольского залива (Словения) вполне можно было принять за постройку для богатой и требовательной публики. Между тем проект этого здания победил на конкурсе, организованном Словенским жилищным фондом правительственной программой, обеспечивающей недорогими квартирами молодые семьи.

В этих условиях проектировать жилье нужно очень грамотно. Пока все еще распространено заблуждение, что панельные дома это единственный способ достичь высокой плотности застройки. А ведь можно, к примеру, строить дома необычной архитектуры по индивидуальным проектам, но из типовых элементов. Специалисты бюро NEXT, в котором трудится Барт Ройзер, разработали целый каталог из 880 различных типов зданий, где самыми простыми формами являются куб отдельно стоящий дом, башня несколько кубов, поставленных друг на друга, ряд расположенные рядом друг с другом кубы и т. д. Эти базовые элементы можно складывать в более сложные комбинации, чтобы максимально эффективно использовать пространство, а заодно уйти от традиционных примитивных форм жилья в виде блоков и рядов.

Еще один пример того, что доступное жилье может быть оригинальным, привел на своей лекции Андреас Педерсен из архитектурного бюро BIG Architects (Дания). Его компания спроектировала жилой комплекс The Clover Block на 3 тыс. квартир. Для строительства жилья был выделен участок, занимаемый тренировочными футбольными полями. Сотрудники архитектурного бюро решили по возможности сохранить поля. Они спроектировали такое здание, которое опоясывало бы зеленые островки по полоске земли шириной не более 20 м. Дом-кольцо, общая длина которого составила 3 км, не замыкался на своем протяжении, оставляя доступ к полям. Андреас Педерсен сообщил, что поначалу проект вызвал волну общественного протеста. Но в конце концов большинству жителей Копенгагена дом пришелся по душе.

Под застройку был предоставлен участок размером 60х20 м. На нем нужно было возвести дом на 30 квартир различной площади от студий до трехспальных апартаментов. Архитекторы придумали жилье без несущих внутренних стен, что позволило реорганизовывать пространство по вкусу и желанию жильцов. Важными элементами дома стали разноцветные навесы и веранды, предусмотренные в каждой квартире. Себестоимость строительства составила 600 евро за 1 кв. м.

Панельные дома во множестве строились в Ляйнфельде, городе с населением 15 тыс. человек, расположенном на северо-западе Тюрингии (Германия). Ляйнфельде был типичным для ГДР городом-новостройкой, появившейся рядом с промышленным центром. После воссоединения страны промышленность Ляйнфельде, как и многих других городов восточной части страны, потеряла свое значение. Это привело к безработице, оттоку населения и простою квартир. 90% жителей Ляйнфельде проживало в кварталах, возведенных индустриальным путем. Сегодня пустующие дома городские власти восприняли как данность, увидев в этом возможность устранить структурный дефицит жилого фонда.

Одним из наиболее ярких событий биеннале стало знакомство российской публики с творчеством франкфуртсткого архитектора Штефана Форстера. В своей деятельности этот талантливый зодчий руководствуется постулатами, сформулированными в 1938 году Фритцем Шумахером, советником по вопросам градостроительства Гамбурга, под руководством которого было построено 65 тысяч квартир преимущественно для малосостоятельных граждан. Шумахер полагал: несмотря на то, что жилищное строительство является самой невидимой областью творчества, архитектор должен привнести в проект жилого дома дуновение радости. Эти тезисы созвучны деятельности Форстера, поскольку он решает непривлекательную для большинства архитекторов задачу реконструирует старое типовое жилье, родственное советским хрущевкам.

Претерпели изменения и сами квартиры. Вместо балконов их оснастили зимними садами, что не только визуально расширило пространство, но и сделало темные жилые комнаты светлее и уютнее. Также были увеличены окна, расширены коридоры, передвинуты стены, укорочены шахты лестничных пролетов. Другими словами, у зданий появилась индивидуальная планировка.

К работе над реконструкцией был приглашен Штефан Форстер. Архитектор полагает, что у панельных домов такого качества нет будущего. Но если с ними и надо что-то делать, то не сносить, а попытаться трансформировать, создав гуманное пространство, достойное жизни, отмечает мастер. Перед Форстером встала задача придать однотипным поселениям в духе социалистического стиля жизни индивидуальный облик. Как поступил архитектор? Прежде всего он решил понизить пяти- шестиэтажные дома на несколько уровней. Это представлялось разумным, ведь из-за отсутствия лифта надстраивать здания было бессмысленно, а оборудовать их лифты экономически невыгодно. В одном из многоподъездных домов длиной 200 м Форстер удалил каждый второй лестничный проем и примыкающие к нему квартиры. Он также создал различимые соседствующие пространства: общественное, приватное и общее для жильцов. Значительные изменения коснулись первых этажей дома, благодаря чему перед квартирами появились палисадники с выходом на улицу. Новая планировка позволила обустраивать на первых этажах двухуровневые квартиры или специальное жилье для инвалидов. На крышах разбили садики, что уподобило панельные дома дорогим постройкам с пентхаусами. Обновленные здания были покрашены в яркие цвета, в целом после реконструкции они все больше стали напоминать небольшие загородные виллы отнюдь не экономического класса.



Опыт Форстера следует признать очень ценным. Об успехе его проектов реконструкции говорит тот факт, что сегодня все дома, над которыми поработал архитектор, заселены на 100%.



Очень похожие публикации:
Независимые оценщики занижают цену
С квартирой на выезд
В городском суде началось рассмотрение дела по иску обманутых дольщиков
Россияне все активнее используют зарубежную недвижимость как инвестиционный инструмент
Велика Россия, а строить негде. И незачем
Готовы ли собственники жилья к реформам?
Рост популярности доступных таунхаусов внушает оптимизм


[t0.0358]