Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Архитектура в истинном цвете



Ле Корбюзье, стилистические притязания которого распространяются от неоклассики до пуризма. Свою творческую энергию и жизненную философию Михаил Белов сегодня передает молодому поколению. В этом году профессор МАрхИ набрал очередной курс.


Михаил Белов – один из тех, кто формирует сегодня лицо российской столицы. «Классик бумажной архитектуры» и обладатель более двух десятков премий, он покинул Москву в конце сумбурных восьмидесятых, работал сначала в Австрии, а затем долгое время в Японии и Германии. В 1996-м архитектор вернулся в Россию, где трудится с утроенной энергией, одновременно занимаясь десятком проектов. Они абсолютно разные, как и вкусы сорокавосьмилетнего зодчего, любящего одновременно Палладио и

Несмотря на это, мне сегодня интересно жить и работать в Москве, я совершенно позабыл о том, что у «нас глубокий кризис», что наша архитектура «такая ужасная», а на Западе она «такая замечательная». Мы переживаем интереснейшую переломную эпоху. Золотой телец кружит головы, формируется новая культура и новые социальные слои, варится своего рода культурный бульон по новому рецепту. Без накипи тут не обходится. И отлично. Сегодня наблюдать за тем, как булькает этот суп нашего зодчества, интереснее, чем изучать пресный и холодный кисель западной архитектурной реальности. Визг казачьей кавалерийской атаки наших диковатых зодчих сегодня мне слаще высоколобого хладнокровия западных архитектурных снобов. Последнее время чувствую себя скифом чуть больше, чем обычно.

– Сейчас в Москве строят много и быстро, многие хотят что бы получилось богато и «под старину». Это своеобразный «стиль детских грез», или «скороспелый консерватизм». Почти все, кто сегодня распоряжается «приплывшими» к ним бюджетами, как и все мы, формировались в советские времена, и эти люди не успокоятся до тех пор, пока не реализуют то, о чем они мечтали в детстве за «железным занавесом». Радикально новое они будут делать только осуществив мечту полностью или позже под влиянием собственных детей, которые будут мечтать о чем-то другом. Читайте по этому поводу пьесу Горького «Мещане». И хотя некоторые заказчики прислушиваются к специалистам, они все равно делают все по-своему. Видимо, сила купеческой воли несгибаема. Но, с другой стороны, делать для заказчиков что-то совершенно непонятное им эстетически, манипулировать их волей, для меня отвратительно, тем более, что свое можно найти абсолютно на любом эстетическом поле. Современному зодчему можно вообще обходится без эстетики.

В конце этого года по проектам Михаила Белова будут завершены сразу несколько домов. Один из них – дом в Филипповском переулке, который сам Белов условно называет «Помпейским». Историческая ткань города потребовала особого отношения, тем более что новостройка стоит стык в стык, с получившей статус делового центра, бывшей типографией Мамонтова (тоже реконструированной Михаилом Беловым) и прямо напротив церкви Филиппа Апостола, отстроенной еще в XVII веке. На месте самого «Помпейского дома» было свободное пространство. Теперь – это еще один «оазис» для людей с высоким доходом.

«Помпейский дом»


– Мне было завораживающе интересно работать над этим домом, хотя вначале и рефлексировал из-за упреков друзей в антимодернистской позиции. А этой позиции не было. Мне было искренне интересно делать декорированную форму. Не могу понять, чем деятельность архитектора отличается от деятельности, например, кинорежиссера. Почему Кубрик мог снимать подряд такие разные картины, как футуристическая «Космическая одиссея» и неоклассический «Барри Линден»? Ведь то, что пренебрежительно называют эклектичностью, на самом деле – суть архитектурной деятельности. Конечно догматы и идеологии будут меняться, и это естественно. Не зря одно время года сменяет другое, рано или поздно наступает усталость как от чистой, так и от декорированной формы. Русские не могут жить без минималистической зимы, одновременно тоскуя о кудрявом лете. Я чувствую себя хорошо, когда делаю разные вещи: таким образом у меня лето и зима наступают одновременно, как в сказке Маршака про двенадцать месяцев.

Для отделки сложного комбинированного фасада тотально применена технология цветного шамота. Бледный серо-зеленый цвет «татуированных» этажей наверху «взрывается» очень теплым оранжево-морковным цветом и насыщенным сине-красно-золотым антаблиментом.

Параллельно с «Помпейским домом» шла работа над проектом жилого дома на 200 квартир на Нагатинской набережной, аккурат в том самом месте, где в семидесятые, когда торжествовал принцип «свободной планировки», появился знаменитый «Парус» Риммы Алдониной, отмеченной за него Ленинской премией.


Пластина и Парус


Солнце в перископе


– У дома на Нагатинской набережной совершенно другие амбиции. И в этом месте заниматься агрессивным формотворчеством для меня было странно. Сделанные на предпроектном уровне две двадцатипятиэтажные башни показалась излишне радикальным решением. Поэтому возникла идея сделать этакую сине-белую семнадцатиэтажную «пластину» и поиграть с эстетикой 70-х годов, которая далеко не всеми подвергается остракизму. С большим пиететом отношусь к алдонинскому «Парусу» и вообще считаю его шедевром брежневской архитектуры. Говорю об этом без иронии. Если отбросить качество реализации, то массовая архитектура семидесятых – это пуризм в чистом виде. Если бы в то время решения принимали не строители, а архитекторы, то не телега бы неслась впереди лошади, а наоборот, и развивались бы не ДСК, а, скажем, заводы по производству опалубок, и внедрялись бы технологии вентилируемых фасадов, и тогда бы все эти дома выглядели замечательно. В случае с моим проектом задачей было сделать рациональный дом для среднего класса, но на более высоком технологическом уровне, который нельзя было себе представить тридцать лет назад.

В стилобате же есть определенные хитрости. Вся общественная часть, которая заказчиком в начале пути рассматривалась как некая урбанизированная конструкция, в итоге была просто превращена в холм. Под ним спрятан небольшой аквакомплекс, а для того чтобы в бассейн постоянно попадал свет, придумана система из восьми круглых в плане фонарей верхнего света, устроенных по принципу перископа подводной лодки с использованием зеркал. Вращаясь вокруг своей оси, зеркала следуют за солнцем «от рассвета до заката», направляя прямые солнечные лучи в бассейн водного комплекса. В своем роде «перископы» также станут забавным городским аттракционом: они все время будут повернуты по-разному.

Если посмотреть на проект дома с водным центром в Марьиной Роще, то архитектурную тему самой башни можно охарактеризовать как черезвычайно простое решение.

Дом, как квартал


– Имею наглость считать, что это довольно остроумный и даже новый прием. Здесь возобладала другая линия – инновационная. Зимой на горе, под которой спрятан аквапарк, можно будет кататься на санках, которые можно будет взять в пункте проката, расположенном над бассейном. Попасть в это место можно будет по пандусу сразу из дополнительного выхода станции метро «Марьина Роща» или поднявшись из аквакомплекса вверх на стеклянном лифте.

Комплекс «Дома на набережной-II» включает в себя паркинг на тысячу машин, в который можно попасть со всех переулков, два уровня торгового мола, ответвления которого есть в каждой из башен, выше – офисные помещения, пентхаусы – наверху. Из 140 тыс. кв.м общей площади под офисы выделят от 70 до 80 тысяч «квадратов», которые будут сдаваться в аренду по цене, согласованной с городом, что по замыслу девелопера данного объекта будет способствовать поощерению начинающих предпринимателей. То есть, разумный прием, яркий образ здания и осмысленная деловая политика позволят сделать этот дом новым островом деловой активности столицы на месте ныне богом подзабытой промзоны.

«Дом на набережной-II» называется так, потому что, в принципе, это та же концепция, что и у Бориса Иофана. Именно он сделал дом, как квартал, и квартал, как дом. По масштабу это как раз то, что больше всего подходит для Москвы сегодня. Для развития запущенных набережных, например. То, что должно идти после глобализма «Сити» на Краснопресненской набережной. Одного «Сити» для Москвы достаточно, а вот домов-кварталов может быть много.

Контора на Красной Пресне


– В случае с «Домом на набережной-II» мне повезло, так как заказчик адекватно и очень живо отреагировал на многие радикальные затеи, в частности на то, что я про себя называю стилем «Петрушка» – яркой, цветной архитектурой, которую по возможности нужно делать в Москве. Этот проект не только самый крупный в моем портфеле сейчас, но, пожалуй, наиболее близкий этому стилю.

– С одной стороны, это рационалистическая и интернациональная архитектура, с другой, в ней присутствует какое-то только Москве свойственное безумие и энергетический драйв.


Конторское здание на Пресне продолжает вышеозначенную тему, но уже в контексте существующей ситуации. Поначалу контору предполагалось сделать исключительно трехцветной – в цвет российского флага. В процессе работы заказчик высказал пожелание в большей площади остекления фасадов здания и затея цветности осталась, но в более сложной транскрипции.

– Многие упрекают меня в непоследовательной профессиональной позиции. Тем временем моя позиция последовательна уже долгие годы – принципиальный мультикультурализм и осмысленный антипостмодернизм. Так исторически сложилось, что я работаю один. Не люблю организовывать компаниии, фирмы и считаю, что, по большому счету, архитектура – дело одиночек. В арх-бюро над проектом трудится целый коллектив, я же все архитектурные затеи люблю делать сам, поэтому мои проекты строго персонифицированы и в этом их особенность. Ко мне приходят заказчики, которые хотят энергетического обмена лично со мной, а не с абстрактным для них «творческим коллективом» через представляющего его менеджера. Работая сразу над несколькими проектами, я, как правило, доволен тем, что они получаются разными, они сложились в суматошное время и должны отражать его противоречия. Закон удачи в архитектуре прост: всегда будут заказы, если проекты искренни и созвучны времени. А хороши они или плохи – это уже другая история, тоже проверяемая временем. Нужно прожить некоторую жизнь в профессии, чтобы понять простую формулу: не старайся быть модным – старайся быть созвучным времени и месту, тогда станешь самим собой.

Один в поле воин




Очень похожие публикации:
Переселение собственников из домов, подлежащих сносу
Дотянуться до небес
На дачах взошли… цены
Банкиры в мечтах об ипотеке
Эксперименты неУЭЗвимости
Франчайзинг не предлагать
Госстрой объявил всеобщую мобилизацию


[t0.0135]