Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Из жизни конфликтующих



Любовь Андреевна: Дачи и дачники – это так пошло, простите».


«Лопахин: И вишневый сад и землю необходимо отдать под дачи, сделать это теперь же, поскорее, – аукцион на носу! Поймите! Раз окончательно решите, чтобы были дачи, так денег вам дадут сколько угодно, и вы тогда спасены.

Любовь Андреевна мыслила высоко (может, потому и обанкротилась?). Дачная жизнь ей казалась пошлой. Однако для миллионов жителей столицы стремление обрести хоть какой-то клочок земли с небольшим домиком стало объективной необходимостью. И уж, конечно, не из-за вековечной, якобы существующей тяги русского человека к сохе и лопате. А по самой простой причине – условия проживания в мегаполисе требовали и требуют хоть какой-то «пригородной» отдушины.

(А.П. Чехов, «Вишневый сад»)


В том-то и проблема! Разные там теперь проживают граждане и гражданки – по финансовым возможностям, по уровню культуры. Взять даже не самые заповедные дачные уголки, а участки научных институтов, выделенные еще лет 30 назад. За заборами частных владений нет-нет да и мелькнут пузатые «мерседесы», «вольво» и «ауди». Расслоение! Новым жителям хочется качественных дорог, теннисных кортов и прочих чужеземных человеческих благ. Давно проживающим, обедневшим, постаревшим дачникам такие расходы не под силу.

Это потом в советской стране дачное движение пошло вширь, и дело свелось к покупке участков на шести, а то и четырех сотках с небольшими щитовыми домиками, тоже называемыми дачами. А начиналось все с того, что в 1930-е гг. советское правительство взялось обеспечить загородными радостями жизни элиту общества. Тогда в сосновых лесах, на берегах водоемов, оснащенные хорошими подъездными путями, газом, электричеством, недалеко от Москвы, как сладкие пироги и пряники, раздавались фаворитам государственного масштаба дачи. Потомки их до сих пор обитают в этих оазисах. Правда, очень «разбавленных» новым контингентом.

Сразу уточним, что само понятие «стародачные места» нельзя понимать буквально. По мнению специалистов, эти поселки лишь на 50% остаются дачными, т.е. используемыми для проживания в летний сезон. Те, что расположены в 20-километровой зоне, имеют все коммуникации, что позволяет жить в них круглогодично. Многие именно так и поступают.

Светлое прошлое


Светлана Кондачкова, руководитель направления загородной недвижимости, «Корпорация МИАН»: «Как правило, эти сделки связаны с приобретением долей, получением всевозможных согласований с родственниками продавца (а отношения между ними могут быть весьма напряженными). Ведь дачи выделялись начиная с 40-х гг. прошлого века, передавались по наследству – детям, внукам, членам их семей. Необходимо оформлять землеотвод (приватизировать земельный участок). Оформление таких сделок растягивается на 4–6 месяцев. Нередки случаи, когда хозяева восстанавливали строения после пожаров либо прочих разрушений, а в БТИ вновь возведенные дома не регистрировали. За долгий срок своего существования дачи перестраивались зачастую без специальной разрешительной документации».

Купить дом в таком месте, где живут сливки советской эпохи, непросто. Но многие любители поселков со славным прошлым готовы ждать не один месяц, прежде чем приобрести заветный участок. Их даже не пугают трудности, с которыми они могут столкнуться при оформлении прав собственности.

Правда, варианты бывают разными. Екатерина Устинова, генеральный директор компании «Полиграфжилстрой»: «А зачем сносить дом, если он хороший? Так только, подремонтировать немножко, сделать косметический ремонт. Я знаю одного покупателя, который не стал сносить старый дом, а построил недалеко новый, современный. Дачей прежних хозяев пользовался, пока шло строительство, потом она стала гостевым домом. Благо, что участок большой – из окон одного дома другого даже и не видно».

Когда же все позади, и долгожданный дом в стародачном поселке наконец-то приобретен, то его, как правило, сносят. Дмитрий Луковенко, заместитель руководителя отдела загородной недвижимости компании «МиК-Риэлт»: «Клиенту намного выгоднее приобрести участок с ветхим домом, снести его, а потом построить то, что пожелает. Такое происходит, когда риэлторская компания небольшая, либо сделку проводит частный маклер. Если же компания наряду с риэлторской деятельностью занимается еще и строительством, то она предпочтет построить дом самостоятельно и продать его как конечный продукт».

Сложности проживания в стародачных поселках начинаются еще до окончательного заселения в свой дом. Далеко не все жители рады, что в рядах старых дачников пополнение, и теперь вместе с ними будет жить успешный и относительно богатый сосед. Многие сетуют на то, что в тихих безлюдных местах начинается грохот и скрежет – идет оживленное возведение новых домов, ездят тяжелые грузовики и краны, разбивая и без того слабую дорогу. Известны случаи, когда по завершении процесса старожилы пытались обязать нового соседа восстановить ее. Екатерина Устинова: «Атмосфера стародачных поселков всегда отличалась дружелюбием. Много примеров, когда старые соседи уживаются с новыми, и теперь, но есть и противоположные ситуации. Чаще же люди просто не общаются. Старые дачники живут сами по себе, новые – сами по себе». Дмитрий Луковенко: «На дружелюбие соседей особо рассчитывать не приходится. Слишком разное положение – как экономически, так и в смысле образования, воспитания. Остается придерживаться принципа мирного сосуществования». Принцип мирного сосуществования позволяет проводить в жизнь… строительство высоченных заборов. Говорят, что раньше в стародачных поселках таких не было. Теперь есть.

Под косыми взглядами


Светлана Кондачкова: «Открытой конфронтации в таких поселках нет. Обычно царит дружественная, «семейная» атмосфера. Это и привлекает сюда многих покупателей».


Однако некоторые специалисты рынка недвижимости оценивают ситуацию более оптимистично. Екатерина Тэйн, директор отдела элитной недвижимости компании Knight Frank: «Стародачные места сдавались ученым, политикам, чиновникам. Может быть, прошло слишком много времени, и они отошли от власти. Однако эти люди, а часто их дети и внуки, до сих пор имеют вес в обществе, у них хорошие связи. С такими соседями рядом жить полезно и приятно. Да, в ведомственной среде очень сильны консервативные настроения. И в этом смысле отношение к новым жителям достаточно настороженное. В целом же, старожилы и новоселы находят общий язык».

Проблемы внутрихозяйственные в таких поселках решаются непросто. Причина тому – отсутствие управляющих компаний. Все вопросы обсуждаются с местными старейшинами. А они зачастую в силу возраста не видят простого выхода из ситуации. На решение даже достаточно обычных проблем уходит много времени. Что уж говорить, если речь идет о затратных проектах – прокладке или ремонте дороги, смене коммуникаций и т.д.

Дружба дружбой, а табачок…


Будущее светло и прекрасно


Дмитрий Луковенко: «Основная сложность проживания в таких поселках – это несоответствие интересов неплатежеспособных людей (их примерно 50%), доживающих свой век на природе, интересам новых богатых собственников. Старожилов мало волнует инфраструктура. Им уже не хочется принимать участие в поддержании хорошего внешнего вида поселка, они редко покидают границы своего участка. Следовательно, финансовое бремя ложится на новых хозяев. Готовность взять все в свои руки они проявляют далеко не всегда». Екатерина Устинова: «Сложности сосуществования людей с разными бюджетами есть. Если в поселке разбита дорога, то перед новым дачником вопрос стоит так – или ты ее делаешь за свой счет, или все останется по-прежнему. Люди не стремятся складываться. В старых поселках трудно договориться о совместной деятельности – сделать детскую площадку, я уж не говорю о гостевых парковках и т.д. Гораздо легче собрать деньги с новых жителей. В нашей стране вообще плохо относятся к богатым. Так что если у тебя есть деньги и ты хочешь что-то сделать, то с соседа возьми 5 рублей, а сам вложи 1 Богатые должны тратить больше. Не из чувства благотворительности, а ради себя и детей».

Светлана Кондачкова: «Безусловно, высокий спрос на стародачные поселки сохранится благодаря такому важному фактору как расположение: большинство поселков находятся в хвойных лесах на расстоянии менее 30 км от МКАД. Сочетание собственной истории, традиций и многочисленных географических преимуществ только подогревает интерес к любому предложению, которое возникает в этом сегменте рынка».

И все-таки эти вопросы и даже лишние затраты не отпугивают клиентов от покупки домов в стародачных поселках. Тем более что специалисты в один голос пророчат им светлое будущее. Хотя отмечают, что некоторые изменения их все-таки ждут. Екатерина Тэйн: «В какой-то момент старая прослойка будет вытеснена, в поселках появятся профессиональные управляющие компании. Это – лакомый кусочек, к которому небезосновательно проявляет интерес большинство игроков рынка. Уверена, через 5–7 лет внутри поселков все изменится. Наиболее перспективными направлениями так и останутся Рублево-Успенское шоссе, Пятницкое шоссе, Новорижское».



Очень похожие публикации:
Остоженка в обмен на больницу
Юрий Лужков: Нужно уметь ставить и решать целевые задачи
Промзона особого внимания
Загародные парадоксы: все есть, а купить нечего
Подорожает ли жилье для москвичей после введения нового земельного налога
В апреле московские квартиры подорожали всего на 1%
С дачников могут потребовать арендную плату


[t0.0158]