Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Что построят на месте гостиницы Москва?



Был ли опубликован хоть один проект строительства на месте сносимых в центре зданий? Только ли потому мы пребываем в неведении, что чиновники не считают нужным нас информировать? Несмотря на заявления мэрии о наличии утвержденных проектов, городские власти сами не могут точно сказать, что и когда будет (или не будет) построено.

Москва стремительно меняет свой облик. Как будет выглядеть сердце российской столицы через несколько лет, сегодня не может предсказать никто. Посудите сами: вы можете приблизительно представить себе, что появится на месте Военторга, гостиниц «Москва», «Интурист», «Россия»?

«Свято место» будет пусто?
Очередное решение принято, но дискуссия на этом не закончилась. Недавно группа из 63 депутатов Госдумы направила президенту страны и мэру столицы открытые письма с призывом отказаться от восстановления гостиницы и создать на ее месте «большую площадь с подземными помещениями». На собранной по этому поводу пресс-конференции инициатор обращений — депутат Александр Лебедев всеми силами отстаивал мысль о том, что гораздо логичнее было бы соорудить на месте «Москвы» подземную автостоянку, а наверху разбить «красивый сквер с двумя–тремя памятниками выдающимся деятелям».
Необходимость строительства именно парковки депутат обосновывал, с одной стороны, нехваткой машиномест в центре города («там смогут оставлять свои автомобили люди, приехавшие в Большой театр, на Красную площадь или в Мавзолей»), с другой — тем, что парковку строить быстрее и дешевле, чем гостиницу, а прибыли она принесет больше. Но и те и другие аргументы кажутся по меньшей мере сомнительными. Во-первых, предлагая соорудить стоянку прямо напротив Госдумы, депутат вряд ли заботится исключительно об удобствах простых москвичей. Во-вторых, сколько должны стоить места на этой стоянке, чтобы она приносила больше прибыли, чем высококлассный отель с дорогими бутиками?
Тем не менее А. Лебедев даже выразил готовность провести переговоры с инвесторами, чтобы убедить их изменить проект. Правда, с кем вести переговоры — до сих пор непонятно: информация о том, кто на самом деле вкладывает средства в «реконструкцию» «Москвы», остается тайной за семью печатями.
Есть у депутатской инициативы и другие «слабые места». Народные избранники, по примеру других власть предержащих, ориентируются лишь на свои собственные художественные вкусы. Раз они считают, что площадь на месте «Москвы» — это красиво, значит, так оно и есть. «Мне площадь не кажется элементом дискредитации или девальвации открытых пространств, у нас в Москве их вообще очень мало, — заявил А. Лебедев. — Откроются с другой стороны и Большой театр, и «Метрополь», и Исторический музей. Эта точка зрения — моя личная, к ней присоединяются еще 63 депутата. Если бы мы собирали подписи еще два месяца, мы собрали бы и больше... Уровень нашей культуры — вещь спорная. Мне кажется, мы вполне созрели для того, чтобы высказаться о том, нужна ли нам площадь или нужна гостиница «Москва».
Об уровне депутатской культуры действительно хотелось бы поспорить — и сделать совсем другие выводы. Достаточно вспомнить последнюю драку в стенах парламента. А также подумать о том, что сегодняшний рейтинг Думы, по признанию самого А. Лебедева, составляет всего 3%. И при этом депутатам даже в голову не пришло хотя бы ознакомиться с мнением профессиональных архитекторов!

Я слову хозяин: как дал, так и обратно взял
В последнее время московскому правительству неоднократно предъявлялись обвинения в том, что все вопросы сноса и строительства даже самых знаковых зданий решаются кулуарно, без публичного обсуждения и учета мнения жителей города. Все это так. Но, похоже, «слуги народа» не спешат делиться своими планами еще и потому, что планы эти могут меняться в любой момент в зависимости от настроения, ситуации и влияния — назовем это так: «некоторых факторов».
Яркий тому пример — судьба гостиницы «Москва». Споры о том, что следует строить (или не строить) на ее месте, начались еще до сноса легендарного сооружения. Выслушав все предложения, столичные власти как обычно приняли решение, идущее вразрез с общим мнением. «Москву» обещали восстановить в точности такой же, какой ее привыкли видеть жители города, за исключением внутренних планировок и интерьеров (последние как раз и представляли наибольшую ценность).
Можно предположить, что такое решение было продиктовано стремлением успокоить взбудораженную прессой общественность: раз вам «Москва» нравится и вы считаете ее памятником — отстроим в том же виде. Хотя, с точки зрения любого здравомыслящего человека, такая логика абсурдна: если признать гостиницу памятником истории и архитектуры, то сносить ее нельзя ни в коем случае; если здание, как считают многие, не только не является памятником, но и уродует лицо города, то нет никакого смысла воспроизводить его вновь.
Так, депутат Мосгордумы Михаил Москвин-Тарханов неоднократно высказывался против восстановления здания в прежнем виде: «В нем нет ничего ценного, это просто чудовище, которое было возведено на месте знаменитого Охотного ряда, где располагались известные исторические памятники: дворец князя Гагарина, старинные белокаменные палаты, трактир Тестова и др. Все это было снесено, на этом месте выстроено безобразное здание, которое мне еще в детстве показывали как пример вандализма. Для меня праздник, что ее снесли».
Тем не менее решение о восстановлении гостиницы было принято, проект утвержден, здание снесено и... началось! Все вдруг увидели, насколько прекрасен Охотный ряд без этого массивного сооружения, какой вид открывается на Кремль и Исторический музей, а некоторым даже показалась очень символичной «перекличка» расположенных друг напротив друга Думы Государственной и Думы городской (пусть и бывшей). Со всех сторон посыпались предложения оставить это пространство свободным, подарив москвичам еще одну площадь.
Самым неожиданным было то, что Охотный ряд без «Москвы» приглянулся и городским властям. Юрий Лужков публично заявил, что готов отказаться от решения восстанавливать гостиницу, поскольку на ее месте «образовалась бы одна из самых величественных городских площадей, с которой могли бы открыться такие виды, от которых дух захватывает и становится не по себе».
Пребывая в эйфории от таких перспектив, мы как-то забыли, что «не по себе» чаще становится от эстетических пристрастий столичных чиновников, мнящих себя архитекторами, и в таком вопросе лучше не полагаться на их сомнительный вкус и не слишком компетентные суждения, а хотя и с опозданием, но обратиться к профессионалам. Однако этого так никто и не сделал. Как отмечает главный архитектор ЗАО «Курортпроект», руководитель архитектурного бюро по реконструкции Большого театра Никита Шангин, «сегодня в нашей архитектуре реализуются вкусы «новых русских» — людей, которые получили деньги и власть, но не имеют при этом глубокой культуры, развитого художественного вкуса, зато имеют возможности реализовать свои понятия о прекрасном. И делают это. И пока они будут находиться в таком культурном состоянии — ситуация не изменится».
Не остановила всеобщий энтузиазм и мысль об обязательствах перед инвесторами, которые уже успели истратить круглую сумму на снос грандиозного здания. Вспомнить об этом пришлось несколько позже, когда после дискуссий вновь было принято решение о восстановлении гостиницы. Правда, теперь ясности с проектом нет: по одной версии, здание будет иметь прежний облик, по другой — его построят по первоначально существовавшему проекту Алексея Щусева. Теперь небеспочвенными кажутся опасения, что в результате мы увидим нечто совершенно иное — как водится, повыше и побольше, а то и с пресловутыми «башенками».

Этой сказке нет конца...
Сколь разные мнения ни высказывались бы по поводу будущего «Москвы», у профессионалов не вызывает сомнения одно: градостроительная ситуация на этом участке более чем сложная. Красота открывшейся панорамы — на самом деле вопрос для специалистов спорный, необходимость создания гигантской площади — тоже. Неоднозначна и идея малоэтажной застройки: если на месте «Москвы» появятся небольшие дома — начнет выделяться уродливое здание Госдумы — как центральная, организующая новое пространство точка.
В таких условиях надо принимать решение, только исходя из конкретных проектов. Самым логичным было объявить конкурс среди архитекторов (причем главой жюри должен быть не вездесущий московский мэр, а признанная величина в области архитектуры), представленные на конкурс проекты надо публиковать, чтобы дать возможность высказаться жителям города, узнать мнение культурной общественности. И только после того, как будет выбран действительно лучший архитектурный проект, проводить конкурсы среди инвесторов, застройщиков и приступать к сносу. Прибыль прибылью, но для таких знаковых объектов архитектурный облик должен являться безусловным приоритетом.
Очевидно, что до схем, которые приняты в цивилизованных странах, нам еще далеко. И ситуация с «Москвой» отнюдь не исключение. Несколько подзабылась история с Военторгом. Возможно, когда на его месте вырастет очередной безвкусный монстр, кто-нибудь и вспомнит, что при сносе нам обещали сохранить хотя бы «самые ценные элементы фасада» памятника архитектуры эпохи модерна. Против уничтожения «Интуриста» никто особо и не возражал: мол, хуже уже и быть не может. Сегодня понятно: еще как может! Вырастет на месте серенькой советской постройки кричащая громада — и умрет на ее фоне «Националь», так же, как погибла гостиница «Прага» рядом с огромным новоделом. Не будет прежним сгоревший и реконструированный «Манеж».
Эпопея с «Москвой» еще не закончилась, а ее судьбу рискует повторить гостиница «Россия». Когда было принято решение о сносе, много говорилось о приоритете качества архитектурного проекта при выборе инвестора. В качестве экспертов привлекли многих известных деятелей культуры. И что же? Инвестор (компания «СТ-Девелопмент») был определен в нарушение всех условий конкурса, более-менее внятного проекта не существует до сих пор, но планы строительства при этом уже поменялись. История повторяется...

Как нам обустроить «Москву»
Большинству специалистов вопрос о судьбе «Москвы» не кажется таким уж простым и однозначным — «строить или не строить?». К примеру, известный архитектор Сергей Чобан, совладелец бюро NPS Tchoban Voss GbR Architekten BDA, работающий в Берлине и не зависящий от московских властей, уверен: «Застраивать место «Москвы» нужно, но домами другой масштабности, другой высотности, а самое главное — гетерогенными по своему архитектурному языку». С доводами архитектора спорить трудно: «С одной стороны, у стен Кремля находится Красная площадь, это огромное пустое пространство. Перед Историческим музеем есть Александровский сад — еще один большой свободный участок. Мало того, Охотный ряд тоже является достаточно большим активным пространством, которое непосредственно перетекает в «пустоту» перед Большим театром и дальше — до Китайгородской стены. Я не уверен, что решение сделать все пространство на месте гостиницы «Москва» парком правильное. Мне кажется, такое количество пустых территорий создаст некую инфляцию свободных пространств, потому что они все будут находиться рядом. Любое свободное пространство воспринимается интересно только в контрасте с застроенным».
При этом архитектор подчеркивает, что возведение в Охотном ряду такого здания, как «Москва», не лучшее решение: «Гостиница своим масштабом сильно «давила» на Кремль. И это особенно видно сейчас, когда ее снесли. Думаю, на этом месте уместнее будет мелкомасштабная, четырех–пятиэтажная застройка, состоящая из отдельных зданий».
Это лишь одна из множества возможных концепций, но такой вариант никто всерьез даже не рассматривал. Еще больше сомнений высказывает Н. Шангин: «Во-первых, я считаю, что гостиницу «Москва» вообще не надо было сносить. И очень жаль, что за это никто не ответил. Уж коль ее снесли, я не уверен, что старое здание нужно повторять «один в один», можно было бы построить нечто совершенно новое, с актуальной для XXI века архитектурой. Но это в идеале. Если учитывать вкусы нашего руководства, наименьшие опасения у меня вызвало бы все же однозначное воспроизведение гостиницы. Но, насколько мне известно, восстанавливать ее в прежнем виде не собираются. Фасад, выходящий на Театральную площадь, предполагается сделать той же высоты, что и фасад, выходящий на Манежную. И таким же визуально активным, с какими-то совершенно немыслимыми колоннадами, пропилеями и так далее. Вот этого, на мой взгляд, не должно быть ни в коем случае: на Театральной такая высота фасада недопустима. Он просто «раздавит» площадь, будет «давить» даже Большой театр, который является в этом месте главным объектом, и конкурентов у него быть не может, иначе возникнет полная дисгармония пространства.
Не возражал бы я и против того, чтобы оставить вместо «Москвы» площадь или пойти по пути некой реконструкции масштаба старого Охотного ряда. Я вообще противник высотного строительства и тем более против увеличения этажности в центре города. Но это тоже опасно. Зная вкусы московского руководства, я боюсь, что мы получим в результате нечто совершенно ужасное. Ведь даже при идеальных условиях нет уверенности, что малоэтажную застройку можно сделать корректно и правильно, существует вероятность, что небольшие здания будут смотреться неким провалом между Кремлем и Госдумой».



Очень похожие публикации:
Долевое строительство останется в прошлом?
Действие закона во времени
В Гостином дворе прошла выставка Домэкспо
Коттедж как альтернатива московской квартире
Инвестиционный рейтинг Подмосковья стремительно растет
Сколько будет стоить земля под Исаакиевским собором
Московские мультиплексы могут не поместиться в провинциальных торговых центрах


[t0.0087]