Главная страница | Форум | Блокнот | Добавить запись | Регистрация

Лужков поменяет "ракушки" на стоянки



Московские гаражи-«ракушки», документы на которые оформлены «надлежащим образом», сноситься не будут. Об этом заявил на заседании правительства столицы Юрий Лужков. Однако, по его словам, «политика города не в пользу увеличения количества «ракушек», поскольку они портят внешний облик Москвы, мешают проезду пожарных и иных спецмашин, а зачастую отнимают место у детских площадок. Поэтому мэр поставил задачу строительным организациям возвести в «шаговой доступности» от жилья, но не за счет мест отдыха горожан недорогие многоуровневые стоянки.

Паркинги должны строиться в «шаговой доступности» от жилья, заявил московский мэр.


Выход предложили конверсионные предприятия и заводы электрощитовых приборов в Самаре, затем в Тамбове и других городах, быстро наладившие выпуск изделий, названных металлическими тентами. Автолюбителям доказали, что если они имеют право накрыть свои машины брезентом для защиты от солнца и осадков, то никто не вправе запретить прикрыть их металлом от похитителей. Тенты, которые можно собрать-разобрать за несколько часов, не относятся к недвижимому имуществу согласно ст. 130 ГК РФ и регистрации прав собственности не требуют. На первых порах столичные власти отнеслись к «ракушкам» благосклонно. 22 декабря 1993 года Юрий Лужков подписал распоряжение N2300-РП, разрешающее установку "тентов-укрытий" на открытых автостоянках. Вскоре появился еще один документ, (N488-РМ) который регламентировал уже порядок установки "ракушек" во дворах жилых домов. При этом были перечислены места, запрещенные для установки: детские площадки, газоны, места прокладки коммуникаций. Первое время эти требования старались соблюдать, но потом последовали массовые нарушения: «легальных» мест для тентов кое-где просто не осталось. Ведь уже в 1996 году в Москве насчитывалось около 120 тысяч «ракушек», а сколько их сейчас, не знают даже статистики. При этом производители давно наладили уже выпуск «пеналов», занимающих больше места и гораздо труднее поддающихся разборке и эвакуации. Между тем печальный опыт ураганов, взрывов, прорывов теплотрасс показал необходимость быстрого доступа к соответствующим коммуникациям для предотвращения серьезной беды.

Как будет выполняться очередное указание мэра по «гаражно-ракушечному вопросу», покажет время. Однако предыдущие главы этой истории не настраивают на большой оптимизм. Что касается войны с «ракушками», то она длится в Москве не первый год и привлекает большое общественное внимание. Это неудивительно: автомобилизация породила в столице множество сопутствующих проблем. С 1990 г. количество зарегистрированных в столице РФ легковых машин поднялось с 300 тысяч до 2,7 млн. Помимо проблем с дорожным движением, возникли трудности и с парковкой, в том числе во дворах жилых домов. Градостроительные концепции советского времени не предоставляли много места под гаражи, так как рассчитывать на столь бурную автомобилизацию еще лет пятнадцать назад было трудно. Проезды во дворах, особенно «хрущевской» застройки, были слишком узкими, чтобы там можно было плотно поставить машины вдоль тротуаров. В результате водители стали отвоевывать места у детских площадок, что вызвало жалобы и нарекания не обремененной личным автотранспортом общественности. Перед автолюбителями возникала и другая проблема: угонщики. В начале 90-х в условиях лишь зачаточного распространения систем сигнализации и противоугонных устройств, отсутствия компьютерного учета транспорта в ГАИ криминальный бизнес процветал.

Тем не менее, как сказал Юрий Лужков, альтернативы многоуровневым стоянкам нет. Что же касается ракушек, то они, по словам мэра, «лишь снижают вероятность детского вандализма», но не спасают от настоящих грабителей. При этом, «как автомобилист», московский градоначальник указал, что «ракушка» не отвечает нормам пожарной безопасности, кроме того, машина в таком тенте гниет, поскольку «там скапливается влажность». Что будет скапливаться в многоуровневых стоянках, если программа их повсеместного строительства когда-либо будет реализована, мэр не уточнил. Но пока там точно не скапливается хотя бы десятая часть московского частного автопарка.

Освободить места над коммуникациями от лишних конструкций Лужков начал требовать еще три года назад, но эта инициатива была исполнена лишь частично. Сказалась как слабость технических возможностей, так и сопротивление автолюбителей, ссориться с которыми было нежелательно, особенно если надвигались какие-нибудь выборы. Автолюбителями так многое не нравилось в политике столичных властей: платные парковки, эвакуаторы и при этом отсутствие подвижек в проблеме пробок на улицах. Между тем власти эти проблемы решать пробовали, по крайней мере декларативно. Еще в 1996 г. мэр столицы озвучил идею строительства стоянок на 500 тысяч машиномест, которые должны были серьезно разгрузить улицы и дворы города. Однако идея забуксовала: места на возводимых подземных и надземных многоуровневых стоянках получались очень дорогими и подавляющее большинство москвичей по-прежнему предпочитали «ракушки». Впрочем, дорогими для автолюбителей – и это также признал сегодня мэр - получились даже перехватывающие парковки, которые начали возводиться вдоль третьего транспортного кольца (что, впрочем, неудивительно: строительство в Москве вообще получается крайне недешевым).



Очень похожие публикации:
Квартира в Москве: построил за $200, продал за $1000
Приватизируй, если хочешь. Расприватизируй, если можешь
Недвижимость с родословной. Советы начинаещюму помещику
Столицу России объявят зоной
А мне это надо?
Валютный плюрализм
Расширение Боровского шоссе: ни один землевладелец не пострадал


[t0.0061]